РЕН ТВ

194 476 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Иванов
    на них и нападать не нужно....сами себя изничтожат.Что известно о ра...
  • Георгий Михалев
    А эту идиотку кто спрашивал?Нуланд: США ожида...
  • Teodor
    Не когда Германия была государством. Теперь это флюгер, вертящийся по ветру и политическая проститутка, которая ходит...Берлин готов вклю...

"Думала, что потеряем нашу историю": как отстояли музей в Казахстане

Центральный Государственный музей Казахстана чуть не разгромили во время беспорядков, которые происходили в Алма-Ате. Как удалось отстоять культурные ценности, РЕН ТВ рассказала заместитель директора музея Бибигуль Дандыгараева.

"Это было 5 января. Утром все сотрудники пришли на работу, но из-за обстановки, которая складывалась накануне было принято решение всех отпустить. Однако из-за осложненной обстановки в городе сама осталась. Со мной также были инженеры и руководители инженерных технических служб", – объяснила замдиректора.

По ее словам, сначала в здании музея все было спокойно, однако с улицы были слышны шум, стрельбы и крики, которые к концу дня только нарастали. Позже было понятно, что горит городской акимат.

"До нас дошел запах газа, стоял туман. Мы видели пожар и слышали крики людей. Было страшно. Надеялась, что к нам не придут. Мы же музей. Это наше наследие. Но было неспокойно. У нас два входа, один центральный, через который приходят посетители, и второй – служебный. В нашем здании есть два монитора, через которые отслеживается движение в помещениях. Я спустилась к служебному входу и наблюдала. В резиденции уже разгорался бунт, оттуда шли люди в нашу сторону. Была слышна стрельба", – вспоминает Бибигуль Дандыгараева.

Как раз в это время к ним пришли раненные курсанты, которым сотрудники музея помогли, чем могли.

"Потом, около четырех часов в музей через главный вход ворвались одни из протестующих. Ломом они быстро сломали часть двери и открыли вход. Их было около 20 человек. В этот момент у меня отключились все чувства, бегала туда-сюда – потеряла своих сотрудников. Звала их, не понимая где они. Оказывается, я одного отправила за аптечкой, а другой пошел проверить, не проник ли кто через аварийный выход", – рассказала замдиректора музея.

При этом она говорит, что в этот момент почувствовала свой гражданский долг.

"Тога я поняла, что я гражданин своей страны, тем более я уже 18 лет работаю в этом. Каждый экспонат мне дорог, я знаю историю каждого из них. Думала, если мы потеряем наши коллекции, мы потеряем нашу историю", – пояснила собеседница.

В это время в холл музея уже прорвались несколько человек, которые сломали сигнализацию, мониторы и камеры. После этого помещение заполонили другие активисты. По ее словам, она выбежала к ним со стеклянными глазами и диким страхом, что все потеряно.

"Думала, что отступать мне нельзя. Среди них были одни молодые ребята, поэтому я обратилась к ним: "Ребята! Дети мои! Остановитесь! Это музей, мы храним ценности, культурное наследие нашего народа. Если вы все сломаете, оно все сгорит, то мы потеряем свою историю. Это не административное здание, а музей, где хранятся наши достояния". Со мной были еще два сотрудника, которые потом сказали, что я так красноречиво и мужественно говорила. А я даже не помню. Но после этого, кто-то внутри этой толпы сказал, чтобы никто вообще ничего не трогал.

И после этого ребята разделились на группы, но я пошла за ними", – вспоминает патриотка своей страны.

По ее словам, некоторые из молодых людей попросили коврики, чтобы они могли помолиться, другие просили воды. Чтобы лишний раз не злить их, сотрудники музея старались им помочь. При этом все держали свои позиции, чтобы не пропустить протестующих в залы. Кроме того, в музее специально не включали свет, чтобы никто не увидел, какие именно коллекции в нем хранятся.

"В общем, они были в холле. А тем временем разгром на улице пошел еще дальше. Группы людей в нашем музее постоянно менялись. Но мои коллеги стояли на своих местах, чтобы никого не пропустить. А я с ребятами потихоньку разговаривала. Они несколько раз подходили к "Золотому человеку", спрашивали, из чего он сделан. Я им отвечала, что это не золото, а простой металл. Спрашивали, где его оригинал, просили выдать им какое-нибудь оружие – стрелы, мечи и так далее. А я отвечала, что это экспонаты, так нельзя. Кое-как мне удалось перевести разговор в другое русло. Просила их подумать о себе, о родителях", – добавила Бибигуль Дандыгараева.

Как она вспоминает, у некоторых из ребят были полицейские каски, бронежилеты, дубинки. Среди протестантов были и женщины, девушки. Они пробыли в музее около пяти часов, а потом, по словам замдиректора отправились в сторону аэропорта.

"Я думала в тот момент не о героизме, а о том, как сохранить наши коллекции. Может быть их остановило мое материнство, ведь я мать и обращалась к ним, как детям может быть. Или их зацепили мои слова о наследии нашего народа. Я думаю, что сыграло роль и то, что все происходило не на улице, а в замкнутом, маленьком пространстве, где они меня услышали", – добавила замдиректора.

Кроме того, пока в музее находились протестанты, в здании также находились курсанты и полицейские, которым сотрудники учреждения культуры оказывали первую медицинскую помощь.

По словам Бибигуль Дандыгараевой, Центральному Государственному музею Казахстана 200 лет. В нем хранится около 300 тысяч культурных ценностей.

"Это самый старейший и крупнейший музей в Центральной Азии, не только в Казахстане. У нас находятся уникальные артефакты, древнее археологическое золото, есть коллекции наших предков с древнейших времен и до современности. Коллекции известных людей, интеллигенции, батыров, героев – все это хранится у нас", – рассказала замдиректора.

При этом она объяснила, что "Золотой человек", которым так заинтересовались протестанты, – это национальный символ Казахстана.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх